My Chemical Romance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » My Chemical Romance » Статьи » Кусочек статьи о Параде


Кусочек статьи о Параде

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Взято с http://sleep.ucoz.ru
В 2006 году выходит культовый альбом "The black parade". О создании"The black parade" сам Gerard Way рассказывает:
"Запись прошла через несколько инкарнаций. Одно из более ранних названий было «The Fall of the Damned», это название картины эпохи ренессанса. Я даже сделал несколько зарисовок. Мы хотели рассказать историю об аде, только мне не хватало для этого знаний. Я накупил кипу книг по данной тематике и начал читать. В одной из книг я нашел интересный материал по Mystery Play (мистической игре).
• широко распространенное средневековое представление, в основу которого легли библейские сюжеты и житие святых. С 13 века они игрались на улицах и площадях или в церквях, часто они включали в себя апокрифические и сатирические элементы. Многие из них и по сей день сохранились в английских городах.
Часто они игрались язычниками, были связаны с сексом и магией. Когда церковь осознала потенциал этих представление, то из них сделали пьесы по нравоучению, они были о каре за грехи.
Мне показалось это интересным, поделился идеей с ребятами и решил сделать первую рок версию мистического представления. С действующими лицами, костюмами и с барочной эстетикой.

Не совсем это было то, что я хотел сказать. Единственная запись об аде это песня «House of Wolves», она вполне вписывается в историю. Песня «Mama» больше о проклятии и войне. В работах по искусству «The Devil» часто представлен двумя волками близнецами. Именно так я его и представлял всегда, не знаю почему.

Было очевидно, что диск будет о Смерти или, что более важно, о Жизни. Смерть это та тема, от которой я хотел держаться как можно дальше, мы уже проходили через это раньше. Но, как говорят, «пишешь о том, что знаешь». В этот раз о смерти я знал намного больше. Мы выросли и нам пришлось признать ее. Майки и я в первый раз столкнулись с ней, когда умерла наша бабушка. Поклонники помогли перенести ее. В нашем туре «Revenge» «Месть» всю ярость я вынес на сцену, но к концу тура понял, что такое прощение и решения без ожесточенности.

Мы повзрослели и это должно было отразиться в записи. Нам нужны были здоровая доза черного юмора и иронии, апологетическое самовыражение. Нужно было отправиться туда, куда мы никогда не отваживались отправиться.

Нам нужен был герой, этот герой стал пациентом.
Пациент
Я видел этого пациента как трагического маленького человека, он уходит раньше своего положенного срока, он никогда не позволял себе по настоящему любить, был немного печален и патетичен. Каждый мог оказаться на его месте. Важны были и другие персонажи: Страх, Сожаление (близнецы), Солдаты, Убежавший Художник, Мать Война – их он встречает на своем пути в рай или в ад.

Все начинается в больнице. Основная концепция такова: Когда человек умирает…как за ним приходит Смерть?

Мне нравится думать, что она приходит так, как ты этого хочешь. Как будто она проникает в твое подсознание, находит что-то сильное внутри тебя и трансформируется в это.

Воспоминание. Твое самое сильное воспоминание.

Теперь о днях проведенных в Paramour. О самых мрачных днях. Когда, казалось, что надежда потеряна, у меня были проблемы со сном. Я задыхался, бился в конвульсиях, сердце останавливалось. Это было настоящим кошмаром, из которого родилась песня «Sleep». В это же время я начал интересоваться историей Жанны Дарк. Я часами мог находится в своей комнате и смотреть на картину «Марш Святых», на которой изображена Жанна Дарк (это стало вдохновением к каверу альбома). У меня были похожие видения, но по большей части это были кошмары, что было результатом стресса и перенапряжения. В своих видениях я видел дорогих мне людей умирающими. Или я видел заживо горящую Жанну Дарк, ужасное зрелище. Бессонница. Во время одного из таких кошмаров и сделал запись на клочке бумаге:

«We are all just a Black Parade» «Мы все – Черный Парад»

Мрачное открытие, знаю, но в этом есть и новизна для меня, по крайней мере. Оно включало воображение: похоронную процессию, святых, грешников, воздушные шары, тромбоны, Dia De Los Muertos, Смерть. Как раз то, что было нам нужно.

Что если самое сильное воспоминание Пациента было из детства? Что если однажды, отец взял его посмотреть парад? Что если это то, как Смерть пришла за ним? Что такое Черный Парад?

В записи, для нас, Черный Парад представляет собой несколько вещей: в истории речь идет о Смерти, для Пациента – марш к неизвестному: форма, которую принимает Смерть.

Для группы теперь больше подходило название не My Chemical Romancе, a The Black Parade. В этом названии было все: ирония, черный юмор, природа нашей музыки и мрачность, целостность, неповиновение, дух товарищества. Оно стало нашим Альтер эго для альбома. Нам нужно было стать новой группой перед лицом того, с чем сталкивала нас жизнь: сложности, испытания, страх. Мы были готовы содрать кожу и обнажить кости. Мы должны были стать группой известной как
The Black Parade. Заявляющей:

«You cannot destroy us». «Ты не можешь нас уничтожить».
«I am not afraid to live». «Я не боюсь жить».
«We will carry on». «Будем держаться».

Это касается и наших поклонников, которые очень важны для нас и являются частью нас самих и того, что мы делаем.
«We are all just a Black Parade» «Мы все – Черный Парад»
А Черному параду нужна была юниформа.

Я начал рисовать.

Благодаря Робу нам удалось извлечь ту часть, которую мы прятали. Нам нужна была смелость для признания этого факта. Я бы мог и дальше рассказывать о записи, на это ушло бы много времени. Было сложно, но никто не сдался. Это была запись, нашей мечты, с каждой минутой мы любили ее все больше и больше. Мы выполнили работу, потеряли сон и теперь было время представить ее.

Вот когда ты по настоящему понимаешь, чего ты стоишь. Когда один на один ты стоишь лицом к своим страхам. И в этот момент ты наполняешься сиянием.

Было много чудесных моментов. Когда Doug крикнул «запись», волосы встали дыбом. Это было электричество, новый звук. Я наблюдал, как Ray, Frank, Bob и Mikey делали свою лучшею работу в жизни. Они делали то, чего не делали и не пробовали делать для «Revenge». Мы хотели играть для Роба, хотели, чтобы он гордился нами.

Снова решили не делать видеозаписи. Когда один из нас сходит с ума, то это подхватывают все, идет цепная реакция. Люди забывают бриться, есть, пить, кто-то забывает об отдыхе. И это до тех пор будет длиться, пока запись не будет окончена. Не можешь ходить на вечеринки, смотреть фильмы. Она мелькает перед твоими глазами и постоянно напоминает о себе.

Иногда создается впечатление, что она тебя убивает. Но все было к лучшему. Было удивительно наблюдать, как действующие лица оживают в песнях, иногда в гитарных партиях или в звуковых эффектах, временами я пел другим голосом и становился другой личностью… иногда женщиной иногда солдатом. Я решил состричь почти все волосы и перекрасился. Я хотел чувствовать себя как Пациент. Я хотел смыть весь цвет с моих волос. В белом цвете я чувствую отсутствие жизни. Это помогло мне войти в характер.

Вымысел и метафора уступили место искренности, обнаженности и тому, что было очевидно…

Мы были действующими лицами. Это была история о нас, и мы ее рассказывали.
_
Итак, мы закончили. По настоящему не ощущалось. Мы жили в этом мире так долго, что из него было тяжело выйти. Я мог бы еще поработать над записью, он был и так хорош. Нужно знать, когда остановиться. К счастью, мы работали по графику.

В это время мы встречаем замечательного клавишника Jamie, знакомый Роба. В нем была энергия, нужный настрой и мы сработались. На нем была майка от Germs и он смотрел эксцентричные фильмы, что влияло на его игру. Один из таких фильмов был «Призрак Рая». Он прочувствовал наш альбом, проводил параллель с Pink Floyd, The Wall, Beatles Sgt.Peppers и Queen Night at the Opera. Мы записали трек под название “Blood”, где можно услышать причудливые звуки, издаваемые его ртом. В шутку называли его рот «Пиццерия».

Песня «Mama» много для нас значила. Приехали наши родители и в конце можно слышать их вокал. От этого она приобрела еще большее значение, только была какой-то незавершенной. Я работал, разобрал ее на части. Мы прослушивали ту ее часть, где она становится очень тихой. И тут я сказал Робу и Дугу: «Здесь должна петь женщина…, а вы что думаете?"
Было сделано несколько проб. Только чего-то не хватало. В них не было печали, настоящей нежности.

Они спросили: «А кто это должен быть»?

Я большой поклонник «Кабаре» и поэтому не долго думая ответил Liza Minelli (Лайза Минелли)
Лайза – через З? - спросили они.

Роб ничего не стал комментировать, подошел к телефону, снял трубку и набрал номер. Он с кем то быстро переговорил и сказал: «А мне нравится Лайза Минелли».

Через две недели мы были в той же самой записывающей студии в Capitol Records. Встречались с David Campbell. А в этот момент Лайза Минелли работала в NY в другой студии. Это было просто чудо, Боб сказал, что она согласна. Как только мы начали с ней беседовать у меня мурашки по коже побежали, ведь я ее большой фанат, это передалось от бабушки, которая ее очень любила. Еще ребенком меня брали на мюзиклы и в театр. Для меня голос Лайзы Минелли был голосом Матери Войны. Тот, кто был сильный, тот, кто любил и потерял, тот, кто прошел через все в этой жизни и выжил. Равных ей нет. Она была милой, забавной и очаровательной. Она сделала несколько проб, хотя в этом не было никакой необходимости, так как каждая из них была совершенством. Было бы здорово встретиться с ней еще раз в неформальной обстановке.

Ранее я говорил о David Cambell. Это был один из самых крутых моментов во время записи. Он понимал, что мы делали, благодаря ему парад ожил и стал «Добро пожаловать на Черный Парад», песне нужна была дополнительная сила.

Все элементы были на своих местах, мы начали их мешать, это было удобно делать на улице с Chris Lord-Alge. Он проделал огромную работу, использовал всю силу песен и сфокусировался на звуке. Один трек «Welcome to the Black Parade» включал в себя 167 вариаций. За всю свою двадцатилетнюю карьеру он никогда этого не делал. Это было что-то.
В конце записи даже Крис заразился сумашедствием. Он ходил в пиратской шляпе.

Все было на своих местах и мы были готовы поделиться сделанным с миром.

Когда у нас появилось название для диска, я начал рисовать. Это были персонажи оркестра, Черного Парада. Я нарисовал их в стиле Death-Rock, исполняемым Stg.Pepper’s Lonely Hearts, и добавил немного антика «Mellon Collie and the Infinite Sadness». (Майки прозвал это «Кризисом среднего возраста и бесконечной грустью»).

Я решил, что не хочу рисовать. Т.к был глубоко погружен в музыку и не мог полностью отдаться живописи. Я встретился с легендарным Jeff Ayeroff и Ellen Wakayama. Ellen была вице-президентом управления искусством на студии Warner Bros. Jeff был тем парнем, который меня убедил, что мои наброски к диску Three Cheers были отличным кавером. Он всегда в меня верил и я отвечал ему тем же. Не прослушав даже запись, а только взглянув на рисунки, он сказал: «это рисунки к The Wall, ты делаешь запись, похожую на The Wall? А этот похож на Sgt.Peppers. Мне нравится». Он уговаривал меня, чтобы я сам рисовал к диску, хотя и понимал насколько это мне сложно. Думаю, я уже выглядел как призрак. Джеф – это легенда.

James Jean – художник комиксов, очень известная личность.
Мы оба закончили SVA в NY, только никогда не встречались во время учебы. И он и я получали награды, участвуя в различных конкурсах. Я направил ему e-mail и пригласил участвовать в проекте комикса «The Umbrella Academy. Мы спланировали нашу встречу в Los Angeles. Встретились только через месяц. Франк привез меня к нему домой. Джеймс был великолепен, именно таким я его и представлял, добряк, спокойный и немного застенчивый, собранный и серьезный. Мы разговорились о комиксах. Осмотрев его студию и работы, я понял, что именно он будет делать кавер для диска. Наши артистические вкусы совпадали и определенные вещи влияли на нас определенным образом.

Вторая встреча состоялась опять же у него дома, теперь по поводу кавера. Я исполнил ему несколько песен, он был заинтригован. Это была «Мама», показал ему свои рисунки, в основу которых легла работа «Марш Святых», он был готов приступить к работе. Я фотографировал его студию и кота Таффи, и вдруг мы услышали шум на кухне. Это была жена Джефа, влетела птица и разбилась об оконное стекло. Странно. Я сделал несколько снимков птицы. Хорошее это было предзнаменование или плохое, до сих пор не могу понять.

Его кавер – это феномен, в нем очень много маленьких сюрпризов. Наслаждайтесь.

Следующий шаг. Найти фотографа.

Как только я объяснил концепцию и эстетику, у Ellen Wakayama был готовый ответ, она знала к кому обратиться. Недавно она получила замечательный портофолио от Chris Anthony. Он никогда не работал в коммерческих целях. И хотел попробовать себя в чем-то новом. Я видел его работу, портрет Zooey Dechanell. Он был то, что нужно. Его образы захватывают, в них было чувство уходящего века, это были сильные работы. Создавалось впечатление, что кто-то забрался в машину времени с камерой и смог запечатлеть в цвете 1910 год.

Мне нравится, когда люди одержимы тем, что они делают. Крис был именно таким. В своей работе он видел новую возможность, исследовать новую территорию. С ним было весело и интересно. Часто из-за того, что я был сильно занят, я не мог даже позвонить, и это его ничуть не беспокоило, он просто продолжал работать без меня. И к тому же он еще и цепной курильщик. Мы стали не только сотрудниками, но и друзьями. Он притащил столько разных штучек на съемочную площадку. Даже точно такой же Гримм, как в фильме Акира Курасава «Сон» (один из моих любимых). Самое замечательное в этой фотографии то, что кроме серого неба и цепеллинов, все действующие лица реальны. Даже волк был настоящим, это не компьютерная графика. Это один из самых сумасшедших фотографов, которых я знаю. Должен заметить, что Данте, игравший Пациента, выглядел очень мило.

Видео.

До того, как начались проводится работы по костюмам и фото съемки, нужно было выбрать директора для нашего первого сингла «Welcome to the Black Parade». Это видео должно было стать определяющим к диску. Оно как нокаутирующий удар. Небольшая история, по которой должно было сложиться впечатление о всем диске. Оно включало в себя всех действующих лиц, новую группу, The Black Parade.

Я встретился с Samuel Bayer и Бобом. Я присутствовал на ежегодной церемонии вручения наград в видео индустрии, было забавно. Сэм получил награду за многолетний вклад развития. И пока они перечисляли все его заслуги, я пересмотрел огромное количество его видео работ.
Одно из них в особенности имеет на меня огромное эмоциональное воздействие «Bullet With Butterfly Wings» «Пуля с крыльями бабочки» от Smashing Pumpkins. Это одно из моих самых любимых видео, до этого клипа Smashing Pumpkins никогда не были такими опасными. Рок группы выглядели скучно, ничего оригинального, все было одинаково. Одеты в потертые джинсы, и готов поспорить, они были из фланели. Smashing Pumpkins выглядели так, как будто они только что приземлились к нам с другой планеты. Это была совершенно новая группа.
Я повернулся к Бобу и прошептал: «Вот тот, кто нам нужен».

Снаружи, Devin Sarno представил меня Сэму, я был большим его фанатом. Davin Sarno работал с группой Smashing Pumpkins еще до того, как пришел на студию Warner Bros., он был управляющим Video Promotion. Он помогал нам во время нашего тура «Revenge». Был свидетелем, когда мы таяли под сильными лампами во время съемок песни «I’m not OK», наблюдал за нами, когда мы несли гроб, песня «Helena», съемки шли целых три часа. Был с нами, когда мы чуть было не утонули, во время съемок песни «Ghost». Он осуществил еще одну нашу мечту и за это мы его искренне любим.

Sam Bayer.

Он пожал нам руки, крепкое рукопожатие очень сильного человека. Я жутко нервничал. Обменялись парами фраз. Я сказал, мне нравятся его работы. Он сказал, ему нравятся наши.

Встреча произошла снова ровно через месяц. Он внимательно прослушал все песни. Ему очень понравилось. «Ребята, ваша работа – это вызов. Видео тоже должно стать вызовом».

Сэм прочувствовал концепцию Черного Парада на многих уровнях: метафорически, на культурном уровне и артистическом. Он даже увидел влияние таких фильмов как «Город потерянных детей», «Деликатесы», «Метрополис», «Кабинет доктора Калигари». Мы пытались избавиться от их влияния во время нашей первой видеозаписи «Vimpires Will Never Hurt You».

В этом человеке была потрясающая энергия. Он был нам нужен. Davin позвонил ему и спросил, согласен ли он с нами работать. Ответ был положительным.

Через пару недель мы все встретились. Сэм принес огромную книгу с репродукциями. По мере того как он говорил, атмосфера стала накаленной и мы вместе с ней.

The Black Parade оживал.

Мы собирались сделать самое грандиозное шоу и нужно было задействовать все ресурсы.
Мы исполнили песню, которая должна была стать вторым видео. Реакция была резкой, он вскочил. Мы спросили: «Как?» Молчание. Повернулся к нам спиной, а затем медленно развернулся и сказал: «We are going to burn the fucker down». "

Лично меня эта статья потрясла,и мне очень жаль,что кемы отказываются от идей Парада...

Отредактировано Angry (2008-02-20 21:37:14)

0

2

ухх прочитала наконецто,  я прям прониклась Джерардовским рассказом  ^_^

Angry только я не поняла от какой идеи они отказались?

0

3

Exceeder
от идеи Парада)

0

4

Angry
всмысле чтоб её продолжить или чё? я чёт всё равно не вкупаюсь :insane: , я тупоголовая :rofl:

0


Вы здесь » My Chemical Romance » Статьи » Кусочек статьи о Параде